Алхимия и Каббала

Содержание:

Алхимия в средневековой культуре

Что имели, и то теряли. Глупец становится
безумцем, богач — бедняком, философ — болтуном, пристойный
человек напрочь терял всякое приличие. Она обещает домогающимся
богатство Креза; конец всегда очень печальный: полная нищета, всеобщий
позор, вселюдное осмеяние» (Kopp, 1886, 1, с. 226).
Упрек сводится лишь к одному: всякий, идущий по пути алхимиков, утрачивает
христианские добродетели. И только за это алхимия достойна
осуждения. Но... целомудренная блудница. Этот оксюморон подчеркивает
двойственный характер алхимии: целомудренный блуд. Игра
слов? Не только. Отступление от общепринятого целомудрия обнажает
общепринятый, хотя и тайный, блуд. Оппозиция к официальному средневековью,
облаченная, однако, в декольтированные одежды этого же
средневековья. Многозначительная оговорка. Проговорка.
НАИКОМПЕТЕНТНЕЙШИИ в тогдашнем природоведении Абу Али.
ибн Сина — Авиценна (X—XI в.): «Алхимики утверждают, будто они могут
осуществить подлинные превращения веществ. Однако они могут делать
лишь превосходнейшие имитации, окрашивая красный металл в
белый цвет — тогда он становится похожим на серебро, или окрашивая
его в желтый цвет — и тогда он становится похожим на золото... При
подобных переменах внешности металлов удается достичь такой степени
сходства, что и опытные люди могут обмануться. Но возможность
уничтожить особенные различия отдельных металлов или сообщение
одному металлу особенных свойств другого всегда были для меня неясными.
Я считаю это невозможным, ибо нет путей для превращения одного
металла в другой» (Leicester, 1956, с. 70). Теоретическая посылка
алхимиков, согласно Авиценне, ложна. Удел адептов — только подделки.
Вопрос в том (не для Авиценны, для нас), действительно ли
адепт в собственном представлении имитатор, действительно ли, наконец,
идея превращения металлов — последняя цель Великого деяния.
Алхимическая теория ложна. А цель—мирская, житейская: золото,
на худой конец серебро. Это понимают отрицатели. Это их главный козырь,
вышвыривающий алхимию за пределы натуральной философии.
Как будто только природа—да и то лишь природа металлов — интересует
адепта герметического искусства! Такое неприятие оборачивалось,
прямым преследованием, оканчивающимся позолоченной сусальным
золотом виселицей либо костром инквизиции. Аутодафе санкционировалось
папскими и королевскими указами (не столь уже, впрочем, частыми
и неукоснительными). Папа Иоанн XXII (XIV в.), сам занимавшийся
алхимией, тем не менее в 1326—1327 годах издает буллу против
магов «Super illius specula» (Thorndike, 1934, 3, eh. 11). Она отлучала ipso
facto всех, кто занимался черномагическими делами. Булла специально
против алхимиков «Spondet quas non exhibent» издана тем же
» 22 «

папой десятилетием ранее (Stillman, 1960, с. 274) 9. Карл V французский
(1380 г.) строжайше запрещает алхимические штудии. То же делает
и Генрих IV английский в начале XV столетия. Между тем придворный
алхимик обязателен при дворе коронованных особ или
владетельных князей. Правда, судьба алхимиков при дворе редко складывалась
удачно. [Альберт Великий: «Следует быть очень осторожным
особенно тогда, когда работаешь на глазах у твоих хозяев. Две беды стерегут
тебя. Если тебе поручено златоискательское дело, они не перестанут
терзать тебя расспросами: «Ну, мастер! Как идут твои дела? Когда,
наконец, мы получим приличный результат?» И, не дождавшись окончания
работы, они станут всячески глумиться над тобой.

Данная книга публикуется частично и только в целях ознакомления! Все права защищены.

Прокат автомобилей в праге прокат авто в праге.