Алхимия и Каббала

Содержание:

Алхимия в средневековой культуре

Но это — лишь частные реконструкции многослойной культуры
европейских средних веков. Ибо даже сумма частных исследований,
имеющих своим предметом отдельные стороны деятельности средневекового
человека,— не более чем сумма, едва ли могущая претендовать
на воспроизведение исторического образа целой культуры. Можно
обозначить некоторые черты религиозной деятельности, обосновав ее
психологический подтекст, как это сделал Л. П. Карсавин (1915).
Можно, как это показал Г. Эйкен (1907), воспроизвести средневековое
миросозерцание, понятое как философско-теологическос творчество.
Можно, наконец, представить средневековое природознание как переходную
ступень между античностью и новым временем (Berthelot, 1893;
Crombie, 1952); как единственное и непосредственное основание новой
науки (Duhem, 1913—1959); как эпоху антикварных раритетов (Thorndike,
1923—1958). Но, механически сложенные, эти реконструкции едва
ли воссоздают живой облик средневекового мировидения как исторически
природного целого.
Историческая реконструкция алхимии как культурного феномена, вероятно,
продвинет нас в постижении не только самой алхимии, но и су-
либо учения до совершенства и чистоты голой истины — значит, сделать это учение
неудобопреподаваемым» (1968, 2, с. 580); или: «Примерно — это бог жизни, а жизнь
можно выразить, разумеется, только примерно» (с. 826).
» 36 «

шественных особенностей природознания, мышления, культуры европейских
средних веков.
Сердцевина любой исторической реконструкции — исторический факт,
опосредованный в конкретных обстоятельствах культурно-исторической
эпохи. В ином случае историческая реконструкция предстает анемичной
схемой, вырождается в статическую конструкцию, не совместимую с природой
исторического знания.
Объект исторической реконструкции многообразен: им может быть факт,
система фактов, вид деятельности, образ страны, эпохи в целом. Но
можно реконструировать и иное, представимое, скажем, в таком ряду:
личность — поведение — мышление; стиль мышления как исторический
процесс, как становление20.
Исторически реконструированное знание —знание комплексное по природе,
полученное комплексными же методами. Вместе с тем воссоздание
объекта предполагает целостность конечного результата; иначе—образ.
Сами же методы исследования предполагают, напротив, рассечение гипотетического
образа.
Б этом одна из существенных трудностей объективного свойства: цель
исторической реконструкции как бы противоречит методам аналитического
расчленения.
Стиль мышления европейского средневековья — менее всего набор признаков,
характерных для средневекового миросозерцания. Это система
признаков, каждый из которых определяет характер целого, самоорганизующегося
из единого формо- и структурообразующего центра культуры.
Не магизм вообще, не рецептурность вообще, не иерархичность вообще,
а обязательно средневековые, и притом взятые в их взаимном сочетании.
Часть как целое. Образ этого целого.
Задача исторической реконструкции окажется в значительной мере обессмысленной,
если мышление европейского средневековья, например, не
будет сопоставлено (противопоставлено) 21 со стилем мышления античности
и со стилем мышления нового времени. Эта трудность предстает
как непримиримые поединки оппозиций: античность — средневековье;
средневековье — новое время.
Задача исторической реконструкции состоит, стало быть, в том, чтобы
«дегерметизировать» стиль мышления отошедших эпох; представить алхимический
текст реальным свидетельством реального мышления средневековых
пытателей истины.

Данная книга публикуется частично и только в целях ознакомления! Все права защищены.

Сравнение цен на ковролин