Алхимия и Каббала

Содержание:

Алхимия в средневековой культуре

К тому же иерархия достаточно
произвольна. Да и связи могут быть иными. Даже бог, вершина
иерархической пирамиды, в конечном счете может быть заменен (отождествлен
с) золотом — как, впрочем, и всем иным. Принципиальная неопределенность.
Заведомая неупорядоченность, от которой рябит в глазах
и звенит в ушах 8. Но именно так и должно быть в мире алхимических
феерий. Но чем же ценна эта схема? Прежде всего указанием на
безграничность возможностей уподобить что угодно чему угодно. Она
есть знак всеобщего беспорядка — алхимического порядка.
Но вновь обращусь к фундаментальному алхимическому прафеномену—
философскому камню.
7 Схема дана по лекциям С. С. Аверинцева. В статье приведено лишь ее словесное
описание.
8 Золото-здоровье (целение) и золото-нетление — наиболее существенны для алхимии.
Апокатастасис (врачующее «восстановление») и нетленность, восходящая к
мумифицированию. В символике золота воспроизводится бифункциональная роль
египетского жреца-врача и мумификатора одновременно, исцеляющего живое и освобождающего
от порчи мертвое.
» 79 «

Философский камень — это небесный брак Меркурия-ртути и серы;
rebis — гермафродит — бородатая богиня, женоподобный святой, бесполый
бог; духи воздуха, леса и моря; летящий орел — вороний клюв; король
и королева — красный жених и лилейная невеста; наземная фауна
— зеленый лев и пятнистая пантера; пресмыкающиеся, но и летающий
дракон — земноводная жаба; чудища преисподней: ихневмон, саламандра,
василиск и, наконец, вещи и имена неживого минерального царства,
но одушевляемые в алхимическом самосознании: синее олово, пурпурное
одеяние, золотое руно. Намек на порядок.
Но... еще раз — сверху вниз. Предельно упрощенная, но и предельно
одухотворенная иерархия алхимического космоса, иерархия стихий, отражающая
человека и отражаемая в человеке: ангелы, демоны, планетные
духи кабалы, духи умерших, низшие стихийные духи, духи огня (саламандры),
воздуха (сильфы и сильфиды), духи воды (ундины), духи
земли (гномы). И, наконец, величественный Homo faber. Все названное
— в нем, для него, через него.
Символотворческая природа мышления вообще, казалось бы, выводит
проблему за пределы конкретной исторической реальности в мир устойчивых
архетипических конструкций. Нечто уподоблено, приравнено чему-
то, отождествлено с чем-то. При этом всегда сохраняется каприз разночтения,
принципиальная несходимость. Синонимия — со всеми следствиями,
вытекающими из определения: синоним есть то же, да
не то же.
Исследуя логику символа, А. Ф. Лосев дает набор содержательных признаков
символического уподобления (1973). Прежде всего предметность
символического подобия, укорененного в чувственном созерцании действительности
(вороний клюв, пятнистая пантера, зеленый лев). Атрибут
при символе делает символ уникальным.
Учет контекста обязателен, ибо лишь с помощью него можно осмыслить
бессмысленность знака. Только понимание двуполой природы философского
камня наполняет смыслом двойное символическое уподобление его
жениху и невесте, красному жениху и лилейной невесте. Эпитеты красный
и лилейный символизируют двойную цель философского камня.
превращать неблагородные металлы в червонное золото и белое серебро.
Отсюда два названия алхимической панацеи: красный эликсир и белый
эликсир. Тогда символ есть отражение вещи, ее смысл с указанием
на иное, неочевидное. Философский камень еще не саламандра — дух огня,
ибо лишь огнем достигается прокалка камня до совершенного состояния.

Данная книга публикуется частично и только в целях ознакомления! Все права защищены.

простая установка печи на сайте http://www.r-sauna.ru/catalog/otopit/butakov/