Алхимия и Каббала

Содержание:

Алхимия в средневековой культуре

Алхимия запечатлевает и детство,
и дряхлость культуры средних веков, выступает постоянным критиком
средневековья, суля при этом возрожденческое обновление31. Алхимия—
и начало, и конец средневековой культуры, ее рождение
и вырождение. Средневековье «алхимизируется». Алхимия
официализируется в средневековой культуре.
В самом деле: как будто доказана окраинная, периферийная по отношению
к ма гистральному средневековью, природа алхимии. Алхимия —
оккультный вариант этой культуры; но такой, однако, вариант, в котором
сполна засвидетельствованы скрытые возможности средневекового
мышления. Коль скоро это так, то алхимия предстанет таким именно
«вариантом», с помощью которого и только с помощью его приотворится
интеллектуальный Сезам магистрального средневековья. И тогда—
«инвариантный» вариант?.. Но как же алхимия — казалось
бы, несредневековое культурно-историческое и идеологическое образование—
уживалась со средневековьем в формах этого же средневековья,
способствуя преобразованию и его, и самой себя: средневековой
культуры через ренессансную в культуру нового времени; а себя — через
ряд опосредовании — в химию как науку, химическую технологию, науко-
учение XVII века, бесплотный околонаучный оккультизм послевозрож-
денческих и новых времен или экзотический мифологический сюжет, освоенный
художественным сознанием тех же времен? Таковы очевидные
исторические последействия алхимии.
Но как раз здесь особенно нужна строгость и осмотрительность исследователя,
иначе легко соскользнуть с правильного пути, и от утверждения,
что алхимия — паракультурная периферия христианского средневековья,
дойти до утраты средневековой сущности алхимии, представить алхимика
почти гуманистом Ренессанса, почти химиком нового
времени, почти рабом золотого тельца, способным в этой своей
золотогорячечной алчности стать зачинателем потогонного капиталистического
производства, то есть оторвать алхимию от ее средневекового
историко-культурного контекста. Но разве не так поступали историки
химии, интерпретируя на химический лад алхимию?
Распространенный подход историков химии к алхимии сводится к следующему.
Современная классификация естественных наук включает и
химию. Именно эта классификация кажется настолько несомненной, что
без обсуждения переносится на прошлые эпохи, в том числе и на средневековье.
В качестве «химических» отраслей знания в эту эпоху исто-
31 «Краеугольный философский камень преткновения у Христа за пазухой...» Предельное
смешение речевых пластов. Окончательная словесная нелепица. Застольная шутка
об алхимии. И все же... точно угадываемый момент истины. Тайная алхимическая
периферия, пограничный столбик, о который споткнулось христианское средневековье.

» 329 «

рики химии видят химическое ремесло и алхимию, игнорируя при этом
принципиально иной тип классификации природопознающих наук в средние
века, в составе которых химикоподобные знания включены и действуют
иначе, нежели химия в составе новой науки. Именно на этом
этапе рассуждений происходит аберрация исторического зрения, при которой
алхимия понимается как химия с большей или меньшей степенью
сходства: алхимия—лженаука, алхимия — начальная пора химии, алхимия
— «сверххимия» (у хемооккультистов). Берут лишь часть алхимии
— ее эмпирический фундамент, по видимости совпадающий с химическим
ремеслом. Произведя такую операцию, историк химии без труда
видит ряд впечатляющих совпадений алхимической или химико-ремесленной
эмпирии с эмпирией научной химии или научной химической технологии.

Данная книга публикуется частично и только в целях ознакомления! Все права защищены.

кухонная раковина из камня, раковина под искусственный камень